За поворотом - Форум
Включить музыку | Понедельник, 05 Дек 2016, 3.24.50| Главная | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » ТВОРЧЕСТВО И ПУТЕШЕСТВИЯ » Авторское творчество » За поворотом (рассказ (мое творчество))
За поворотом
КауриДата: Воскресенье, 22 Апр 2012, 2.55.30 | Сообщение # 1
Сержант
Группа: Проверенные
Город: Всеволожск
На форуме с: 22 Апр 2012
Награды: 0
Сообщений: 27
< >
Статус:
~ Мои награды ~

Безотчетная тревога не покидала с самого утра. Вроде бы, всё как всегда, а витает что-то в воздухе, почти осязаемое.
И совещание прошло успешно, вопреки ожиданиям - удалось, наконец, прийти к соглашению, спасибо юристу, не подвела. А еще Леру пригласила пообедать Ястребова Наталья из отдела логистики. С Натой давно уже хотелось переговорить о дополнительном транспорте. Да в рабочем порядке не получалось, а обеды частенько приходилось заменять бутербродами.
А сегодня Ястребова сама подошла.
Казалось, живи и радуйся! Но нет же! Тревога все не отпускала. Она словно маленький такой жучок, проедающий мозг, заставляла нервно оглядываться, ловя посторонние взгляды. И с чего бы?
К концу дня так окунулась в работу, что забыла о своих переживаниях. В конце концов, что за ерунда такая. Ну, перебежала дорогу черная кошка, но ведь Лера никогда в приметы не верила. Вот правда – совсем не придавала значения. Если бы не бабка…
Антонина Семеновна с третьего этажа, сидела на лавке у подъезда. Это в семь утра, в мороз! И чего неймется? Может, конечно, подругу ждала, или номерок к зубному шла получать в поликлинику, да решила передохнуть, кто ж ее знает. Завидев Леру, сразу пристала:
- Милая, смотри, кошка-то…
Тогда и увидела Лера красивого черного кота. И ни одного пятнышка! На белом снегу его лоснящаяся черная шкурка так красиво смотрелось, что невольно остановиться пришлось. А кот глянул на нее, мяукнул и величественно пересек подъездную дорожку, совсем недавно расчищенную дворником.
- Ой, куда ж ты? – запричитала баба Тоня. – К несчастью же! Да ты обойди, обойди вон там.
«Вон там» была нетронутая целина свежевыпавшего снега.
- Спасибо, баб Тонь, я в приметы не верю. – И Лера смело пошла к своей машине.
Но внутри все же что-то дрогнуло от сказанных вслед слов:
- Ох, зря другую дорогу не выбрала. Ох, зря!
Вот и думай теперь весь день, что случится плохого. Ну а все шло так прекрасно, что Лера к концу вечера приободрилась. Посмеялась даже, кому-то рассказав о красавце-коте. И уже совсем собралась уходить, запирая на замок свой кабинет, когда позвонила мама.
- Дочь, приезжай. Вот прямо сейчас.
- Мам, ну ты чего? Я так не могу. Все бросить и…
- Что всё? Семеро по лавкам?
Внутри стало неуютно и холодно от жестких слов. Ну да, никого нет у нее, был кто-то когда-то давно, да не получилось счастья. Разошлись. С тех пор одна, зато карьеру сделала лучше, чем собиралась. И денег хватает, пусть и не предел мечтаний. И работа нравится.
- Мам, я… ладно. Я на выходных обязательно.
Да, надо родителей навестить – ведь обещала, что-то ей важное сказать хотели. Да не по телефону, а лично. А ей все не собраться было. То поездка в Прагу, то подруги в Финляндию пригласили, отказаться неудобно.
- Лера, сегодня пятница. Так что как раз выходные. Уикенд, как вы любите говорить. Садись в машину и езжай к нам.
Пятница! Ну конечно! Да не просто пятница, а тринадцатое число.
- Хорошо, мам, я только домой заскочу за вещами.
- Зачем домой? Езжай прямо так. Все у нас есть, батька даже нубук приобрел. И одежды тут твоей много. Ты же все не толстеешь. Худая, как тростинка, вот мужики и не замечают. Им бы подержаться за что-то…
- Мам! Ноут-бук?
- Ага, и интернет провели, всё как у людей. Приедешь? Батька ворчит, что ты за бизнес-вумен такая, если обещаний не выполняешь.
- Ладно, мам. – Решилась Лера. - Вы ждите. Я домой и сразу к вам. Останусь на выходные.
- Вот и славно. Ждем.
Так и представилось, как положив трубку, мать подхватила толстую книгу, и, поправив очки, принялась читать дальше. И о чем они поговорить хотели?
- Валерия Сергеевна, вы уже уходите? – секретарь вскочила из-за своего стола, готовая куда-то бежать. Словно за преступлением застали, честное слово!
- Да, Катенька, вы тоже идите. Пятница же.
- Ага. Спасибо.
Девчонка радостно сверкнула глазами, принялась поспешно выключать компьютер.
А к Лере снова вернулась тревога, пока шла по длинным коридорам по-вечернему опустевшего здания. Машина в подвальной теплой парковке подмигнула весело фарами. Завелась сразу – с пол оборота. Не то что вчера, старенький «Опель» ни в какую не желал заводиться, звуки странные издавал, Лера думала уже всё - в сервис ехать придется, а ведь обошлось. Надо бы подумать о новой машине, да всё некогда, и к «малышке» своей привыкла, редко подводила.
Домой из-за пробок добралась только в десятом часу. Наскоро поужинала куском ветчины, покидала в сумку самое необходимое из одежды, свой ноут-бук, бумаги разные. Цветы полила, вынесла мусор. Совсем собралась уходить, но какая-то мысль останавливала. Что забыла, как всегда не поймешь, пока полпути не проедешь. Представила, как заходит в родительский дом, и память сразу прояснилась. Про подарки вспомнила. Так и не отвезла их на Рождество, «хорошая» дочь! Стыдно стало. Сколько же она у них уже не была?
Достала с антресолей пакет. Что в мамином, хоть убей, не помнила. А папе - резные шахматы. Он это дело любит, и Лера их для него еще осенью в Греции присмотрела. Хотела себе такие, очень уж понравились фигурки толи из слоновой кости, толи из камня какого. Как живые сидели всадники на боевых конях. Даже сабля видна и копыта у жеребца. Отцу точно понравится.
А что же маме? Коробка тяжелая, круглая, вроде шляпной, красиво упакованная, но память совсем отказывалась помочь. Не распаковывать же?! Ехать надо.
За окном темно совсем, а по пригородной дороге даже огней нет, если только власти не позаботились. Но это вряд ли. Не хочется совсем после работы срываться в такую даль. Только нельзя. Когда мама начинает говорить так строго, значит, всё. Край. Придется поехать.
Машина заартачилась, словно и ей никуда не хотелось.
- Ну же, маленькая, заводись, очень нужно, - уговаривала ее Лера, в который раз поворачивая ключ.
Послушалась, заурчала утробно, заработала сразу печка, не успела еще остыть. На улице кружились снежинки, падая на лобовое стекло и сразу тая.
Посигналила наглому джипу, вздумавшему перекрыть ей выезд. Заметил, уступил дорогу.
Ну, вот и всё, часа два пути и обнимет стариков. Если, конечно, спать не лягут. Нет, безусловно, дождутся, раз сами позвали. Успеют еще обо всем расспросить и посетовать, что одна.
Не станешь же рассказывать им, что ей и одной хорошо, и никто-никто не нужен. Да и в любовь Лера давно не верит. А есть ли любовь на свете? Когда-то считала, что есть, вон, на родителей посмотреть. Но потом как-то забылось то чувство. С тех пор, как с Мишкой разошлись, даже не влюблялась ни разу. Работала много, не в сотрудников же влюбляться – они ее все боятся, словно не женщина, а зверь какой. А в поездках тоже никого не встречала, всё на бегу, дела бы успеть, какая уж тут личная жизнь. Это только в романах героини лишь о любви думают.
Нет, серьезно, не нужен ей никто. Сама себе хозяйка, разве плохо?
На выезде из города скопилась небольшая пробка. Лера барабанила пальцами по рулю, не позволяя себе ругаться. Какой-то трактор разворачивался неуклюже, не давая никому проехать. Наконец, слез на обочину. Машины ожили, рванули по ночной дороге в темную неизвестность.
Интересно, куда едут? Тоже к родителям? Для дач еще рано, зима. Или живут там, в глубинке – в собственных теплых домах?
На посту ДПС гаишников было трое. Как раз кого-то штрафовали, судя по несчастному виду молодого парня. Лера напряглась внутренне. У нее с документами все в порядке, но сотрудники ГАИ просто не нравились, как класс. Или теперь они ГИБДД? Какая разница, как были надменными властными мерзавцами, так и остались. Никакого снисхождения к людям, даже к женщинам. Или только ей так на них везло? Дважды ведь едва права не отобрали…
Вот и теперь – тормозят. И плевать им, что человек куда-то торопится. Припарковавшись, Лера опустила стекло, достала из сумочки документы.
- Инспектор Макаров. Здравствуйте! – прогудел гаишник, склоняясь к ее окну.
- Добрый вечер, - вежливо ответила Валерия, протягивая документы.
- Как настроение?
Она улыбнулась и покачала головой, мол, не о чем говорить.
Пока он неспешно рассматривал каждый документ, скептически приподняв бровь, Лера смотрела вперед на медленно кружащийся снег.
- Всё в порядке! Не поздновато за город собрались? – очень ласково улыбнулся он и подмигнул.
Заигрывает что ли? Надо же, чего возомнил. Можно подумать, не парень – а предел мечтаний. Она еще раз вежливо улыбнулась и молча забрала протянутые документы, сразу подняв стекло. Дождавшись, пока проедет черная «Хонда», отъехала от поста ГИБДД. И чего останавливали? Словно у нее может что-то быть не в порядке! Нет, нельзя злиться, незачем. Было бы на что! Ну, подмигнул, настроение у человека хорошее...
Лучше подумать, как обрадуется мама, как улыбнется отец. Всего-то тридцать километров по прямой. Правда, быстро ехать не стоит, дорога опасная.
Скоро фонари пропали, по бокам тянулись поля, изредка попадались темные постройки. Совсем темно не было, снег на обочинах такой белый, что светится. А вот видимость не ахти. Снегопад усилился, и метрах в десяти уже ничего не видно.
А вот и развилка, небольшой такой перекресток без светофора. Магазинчик на обочине уже закрыт, вперед уходят под углом две дороги. Смешно подумать, что раньше Лера путалась, направо или налево поворачивать. Но все-равно всегда сворачивала правильно, интуиция не подводила… Только вот куда? Обогнав её, грузовичок ушел на право. Ну конечно! И ей туда же. Свернула вслед за ним, только грузовичок очень быстро скрылся вдали, мигнув напоследок красными фонарями.
Встречные машины пропали. Куда делись? Одиноко так ехать было. Медленно, чтоб в этой метелице дорогу не потерять. Даже попутных не было, не обгонял никто. Странно.
И места узнавать перестала. Вроде уже минут пятнадцать как, должна была вырасти справа большая деревня, однако нет ничего справа, кроме леса, и конца-края ему не видно. А слева опять поля. Страшное подозрение, что свернула не туда, все крепло. Но Лера почему-то упрямо продолжала ехать вперед. Просто медленно едет, вот и кажется, что деревни нет на положенном месте, а она, может, вот-вот покажется. А там уже и до родителей недалеко.
Спустя еще двадцать минут картина поменялась, теперь лес был слева, а справа поля, и никакого намека на человеческое жилье. Снег прекратился, а Валерия окончательно убедилась, что эта дорога ведет куда угодно, но только не к дому родителей. Там и лесов-то по пути таких не было.
- Вот тебе и черная кошка, - пробормотала Лера, останавливая «Опель» у обочины. На часах половина двенадцатого. Срочно развернуться и ехать назад.
Узкая дорога угнетала. Лера не любила разворачиваться. В три приема, как учил инструктор, никак не получалось. Вот и сейчас, какие там три, раз десять двигалась вперед назад, пока, наконец, не оказалась на противоположной обочине, глубоко увязнув в снег, но зато в нужном направлении. Вздохнув облегченно, даже такая маленькая победа порадовала, нажала на газ, чтобы выехать на проезжую часть. Да не тут-то было. Забуксовали, проворачиваясь, колеса, увязшие в глубоком снегу. Еще две попытки с тем же результатом, а после заглох мотор. Попробовала сразу завести, но что-то случилось, в ответ на поворот ключа – просто тишина.
Не верилось в такое. Ну не может быть, что здесь останется, и никто не поможет. Выйти посмотреть? Так ведь страшно. Местечко совершенно глухое. Заводиться же снова машина не желала. Напрасны были уговоры, даже слезы, мотор молчал. Потом появился звук, но результата никакого. Что-то там не схватывалось. Только все слабее и слабее крутил аккумулятор. Испугавшись, что заряд сейчас совсем кончится, и надежды не останется никакой, Лера прекратила попытки. Дернула ручку и решительно выбралась наружу, сразу провалившись по колено в снег.
В этот момент на дороге показались фары. Даже не заметила, как высочила на дорогу, махая рукой. Какое счастье, а ведь казалось, что тут никто не ездит.
Просигналив несколько раз подряд, и заставив Леру отскочить, белая иномарка пролетела мимо, даже не снизив скорость. Не веря в такое бессердечие, несколько минут глядела вслед тающим красным огонькам, словно ожидала, что попутка развернется и все же приедет на помощь. Но ответом была только тишина, да поскрипывающий снег под ногами. Мороз уже чувствовался, и приходилось топтаться на месте, чтоб не замерзнуть в новых модных ботиночках.
- Мудак! – четко выговорила Лера. К таким крепким словам не привыкла, но сейчас вложила в ругательство все свои чувства.
Только радости это никакой не доставило. Опомнившись, вынула из кармана телефон. И чего сразу не сообразила? Теплая трубка ожила в ладонях, показав время на светящемся экране. Двадцать три – пятьдесят семь. Почти полночь. Следом высветилось – «нет сигнала».
То есть, как нет? Лера закрутилась на месте, то опуская, то поднимая трубку повыше. Такого с ней уже лет сто не случалось. Это же не в сотне километров от города, а всего… Сколько она проехала, сказать было трудно. Двадцать, тридцать километров?
Совсем запыхалась, бегая по дороге и пытаясь обнаружить сеть. В то, что ее совсем здесь нет, не верилось совершенно, не так далеко от города. Но реальность была неумолима. Сигнала по-прежнему не было.
Оставалось только молиться, что еще кто-нибудь проедет. Желательно кто-то попроще, хоть тот же грузовичок, что сбил ее с толку на роковом перекрестке. Куда вот он делся? Может, обратно поедет?
Пар клубами вырывался изо рта, а руки совершенно закоченели, пока она носилась с телефоном. Какая температура? Обещали вроде минус пятнадцать, но это днем и в городе… Стало ясно, что теперь от попуток зависит не только возможность отсюда выбраться, но и ее жизнь в прямом смысле. Ведь бросить машину и пойти пешком – означало замерзнуть. Слишком легко одета для такого мороза. И слишком далеко оказалась от жилья. Хотя, возможно, преувеличивает, может, и жилье не так далеко, но даже просто отойти от машины трудно решиться – дорога совсем пустая – что в одну, что в другую сторону, и что там за поворотом?
Опять заскрипел снег, а ведь Лера даже не двигалась. Нервно оглянулась и никого не увидела. Место ведь совсем незнакомое, может, тут вообще волки живут. Знакомый рассказывал недавно, что видел лисицу. Пока оглядывалась, пришло ощутимое чувство, что кто-то есть за спиной. Внутри все сжалось. Резко обернулась – никого. А кусты в пяти метрах отчетливо шевельнулись. Или показалось? Сдержав подступивший к горлу ужас, бросилась к машине и залезла внутрь, отчаянно стуча зубами. Никак не удавалось прекратить охватившую все тело мелкую дрожь. Тепло внутри салона еще оставалось, но стало заметно прохладней. И согреться никак не удавалось. Закусив губу чуть не до крови, попыталась еще раз повернуть ключ. Старенький «Опель» чихнул пару раз и замолк.
Несколько минут Лера сидела неподвижно, уставившись в приборную панель. Трясло уже меньше, но смотреть в окно стало по-настоящему страшно. Темная громада леса на той стороне теперь не казалась безобидной. Сотни страшных рассказов пришли на ум скопом, сводя с ума. Мозг отчаянно искал выход, не желая окончательно смириться с кошмаром.
Что делать? Ну почему это случилось именно с ней? Все бы отдала сейчас, чтобы вернуться назад – на тот перекресток. Как противно чувствовать себя такой слабой и пугливой. Мужчина на ее месте давно бы уже что-то сделал. Но что? Пришлось взять себя в руки и сосредоточиться. Так. Что сделал бы мужчина? Завел с толкача? Лера не представляла, как это сделать, и можно ли такое провернуть в одиночку. Тогда что? Ах да! Как минимум, открыл бы капот и посмотрел, что там не так…
Подскочила на сиденье от этой спасительно мысли. Но выходить наружу было по-прежнему страшно. Вгляделась в лес и показалось, что заметила какую-то тень. Часто задышав, постаралась успокоиться. Слишком там темно среди деревьев, ничего не разглядеть. Да если и увидит что-то, разве станет от этого лучше?
Так невозможно. Да нет там никого, мороз же! Уговаривая себя вслух, стала рыться в бардачке в поисках чего-то тяжелого, какого-то оружия. Но кроме фонарика и отвертки ничего не нашла. Кажется, в багажнике была деревянная доска и домкрат. Но надо время, чтобы их достать.
Ненавидя себя за слабость, все-таки расплакалась. Но успокоилась быстро. Последнее дело плакать, когда надо хоть как-то действовать. Так, выбраться наружу и вооружиться. Нажала ручку снизу под рулем, открывая капот, вылезла на мороз, быстро захлопнув за собой дверь – не хватало еще, чтобы какая-то замерзшая полевая мышь забралась в салон погреться.
В багажнике нашелся разводной ключ, и Лера долго стояла, ухватив его обеими руками, вглядываясь в темный лес и близкие кусты. Испугавшись, что так и замерзнуть недолго, обогнула машину. Пусть не с первой попытки, открыть капот удалось, и Лера, поминутно оглядываясь по сторонам, стала сосредоточенно освещать непонятные внутренности, бачки и провода. От агрегатов шло едва заметное тепло. Все что смогла – это определить местонахождение мотора. Бачок омывателя тоже узнала, туда ей уже не раз приходилось заливать незамерзайку. А вот все остальное вызывало лишь легкую панику. Да и звуков и шуршаний вокруг прибавилось.
На миг зашла луна, и в сгустившейся темноте девушке показалось, что кто-то к ней бежит по дороге. Еле удержалась от крика. Дорога осветилась и Лера убедилась, что никого на ней нет. Еще раз, чувствуя спиной что-то страшное, честно осветила все - каждый уголок под капотом, и даже робко подергала какие-то проводки. Заодно на кусты посветила, но свет фонарика слишком слабый, чтобы что-то удалось рассмотреть. Только еще страшнее стало. Отчаяние подкрадывалось все ближе, лишь усилием воли, удавалось не дать ему охватить все существо.
Еле дыша от непонятных шорохов в лесу, опять попыталась думать. Понятное дело, сама ничего не сделает, но ведь должен кто-то проехать?! Пятница же! Люди могут на пьянку ехать, или с пьянки.
Лера оставила капот открытым и прислонилась спиной к дверце машины, стиснув изо всех сил разводной ключ и приготовившись ждать.
Стала сказываться усталость, глаза закрывались сами собой, но где-то в глубине души знала – спать нельзя. Снова затрясло – сильнее, чем в первый раз. Но сильно шевелиться и топать боялась – вдруг привлечет чье-то внимание. Кого-нибудь большого и страшного.
Сколько так прошло времени, не считала, наверное, чуть меньше вечности. Руки даже в перчатках так замерзли, что потеряли чувствительность и тяжелый разводной ключ выпал и больно ударил по ноге. Скача на одной ножке, радовалась, что хоть ноги еще могут чувствовать, ругаясь и кусая замершие губы.
Это отвлекло на некоторое время от страхов и немножко разогрело. Но стоило остановиться и поднять свое оружие, как тишина опять наваливалась, навевая новые ужасы. Очень хотелось согреться и выжить. Это ведь так глупо умереть в наш просвещённый век по такому нелепому поводу! Слезы периодически подкатывали к горлу неприятным комком. Сдерживалась – нельзя плакать на морозе. Больно. Так и стояла, потеряв счет времени, борясь то со слезами, то со сном, то с неведомыми ужасами незнакомого дикого места.
Словно сквозь вату донесся очень цивильный звук – далекое урчание мотора. Привиделось?


C уважением и наилучшими пожеланиями, Оля.
 
КауриДата: Воскресенье, 22 Апр 2012, 2.56.07 | Сообщение # 2
Сержант
Группа: Проверенные
Город: Всеволожск
На форуме с: 22 Апр 2012
Награды: 0
Сообщений: 27
< >
Статус:
~ Мои награды ~
Лера завертела головой, стряхивая с себя странное оцепенение, и убедилась, что далеко впереди, там, откуда приехала, видит яркие фары. Они все приближались, а владелица опеля не могла даже пошевелиться. Умом понимала, что надо кричать, броситься под колеса, еще что-то сделать в таком духе. Но просто не могла. Что-то внутри не позволяло. Воспитание? Только руку подняла, хотя и это сделать было непросто. Слишком замерзла.
Ей казалось, что если и эта машина проедет мимо, у нее просто не выдержит сердце, так что до полного замерзания все равно не доживет.
Машина приближалась как в замедленной съемке. Или даже – как во сне. Вот она поравнялась, и Лера смогла определить марку – «Нива».
Сердце ухнуло куда-то вниз, когда машина все же проехала мимо. Глотая невыплаканные слезы, упрямо продолжала держать руку, словно за «Нивой» шел еще целый поток машин. Чтобы подлый водитель, если он смотрит в заднее зеркало, не думал, что она сдалась.
В последний момент услышала шаги прямо за спиной, и успела попрощаться с жизнью, пока оборачивалась.
Каково же было ее удивление, когда увидела «Ниву», припаркованную за ее «Опелем», а рядом с собой здорового мужика в шапке и ватнике. «Гаишник!» - определила сразу. Тысяча противоречивых мыслей поднялось в душе. Поможет или нет? Ведь человек же!
- Леди, можно, я возьму это? – спросил он.
Разжала вытянутую вперед руку. Надо же – даже не заметила, что в ней зажат разводной ключ. И когда подобрать успела?
Так неловко стало, что, не глядя на представителя правопорядка, смогла только выдавить:
- Извините.
- За что? – поразился гаишник и добавил весело: - Ну-ну. Выше нос, леди. Что с машиной-то?
Лера лишь пожала плечами, зачарованно уставившись на его решительный гладковыбритый подбородок. Поняла каким-то шестым чувством – он спасет, теперь можно не волноваться. Дикое напряжение стало отпускать.
- С вами все в порядке? – вдруг спросил он. В его лице мелькнуло беспокойство.
- Да, - выдохнула наконец Лера облако пара. Глянула на четыре звездочки на погонах, но не поняла, что значат. – Со мной все… хорошо, господин… майор?
- Товарищ капитан, - хмыкнул он. – Значит, вот что, леди, вы – греться, а я тут сам все посмотрю.
- Греться?!
- Да. В мою машину.
Лера испуганно оглянулась на Ниву и сбивчиво пробормотала, замотав головой:
- Нет… я не могу… не пойду. Я здесь подожду!
- Там у меня кофе есть в термосе, горячий. Возьмете между сидений… Что? То есть, как не пойдете?
Она только смотрела на него, не в силах пояснить, что никогда не сядет в чужую машину. Да еще в незнакомом месте. И его она совершенно не знает, первый раз видит. Мало ли кто мог нацепить форму капитана ГАИ. Столько фильмов показывают…
- Я зд-десь под-дожду! - повторила упрямо дрожащим голосом.
Капитан недоверчиво всматривался в ее лицо еще несколько секунд, а потом рассердился.
- С ума сошли! – Прорычал он. - Мне тут только замерзшего трупа не хватает для полного счастья. Быстро в мою машину и без разговоров! Вы же вот-вот в обморок упадете.
От удивления Лера только хлопала глазами, никто с ней давно так не разговаривал. Обидно стало до слез. Но сопротивляться и возражать не осталось сил. Словно сквозь сон чувствовала его сильную руку на своей талии, пока гаишник вел ее к «Ниве». Помог забраться, сама бы не смогла – очень уж замерзла, ноги не гнулись. С силой захлопнул дверцу.
В тепле салона она вдруг поняла, как устала. И, несмотря на то, что согреться все не удавалось, на душе стало так хорошо и спокойно, что, кажется, на мгновение она отключилась. Во всяком случае, как спаситель оказался рядом, на соседнем сиденье – не поняла.
- Держите! – В голосе чувствовались стальные нотки, и она послушно взяла стаканчик с кофе.
Точнее, попыталась взять, только пальцы не слушались. И капитан, ругнувшись сквозь зубы, едва успел подхватить.
- Давайте я сам, - сердито буркнул он. – Так, маленькими глотками. Правильно... Молодец! Еще...
Сделав несколько глотков обжигающе-горячего кофе, Лера блаженно закрыла глаза. Голова стала странно легкой и слегка кружилась. Даже ночь отступила со всеми страхами и опасностями последних двух часов.
Настойчивость неизвестного гаишника немного злила. Почему он не оставит ее в покое? Почему не даст спокойно поспать? Откуда он вообще взялся в ее машине? В ее? Она резко пришла в себя, открывая глаза. Словно вынырнула откуда-то из глубины на поверхность.
Капитан оказался совсем близко – озабоченные синие глаза пытались что-то увидеть в ее лице. И встретившись с ней взглядом, он неожиданно широко улыбнулся:
- Ну как, леди? Пришли в себя?
- Кажется, да, - робко улыбнулась она в ответ. Смутившись, оттого, что он опять попытался ее поить как маленькую, отобрала пластиковый стакан, коснувшись на мгновение его руки, и словно током ударило. И в его глазах что-то промелькнуло. Может, тоже злится? Но даже это стало вдруг совершенно неважно. Случилось то, чего уже не ждала. Словно внутри щелкнул переключатель. И стало все равно, кто он и откуда. Главное – что это именно он!
- Теперь я могу вас оставить? – Как-то очень осторожно спросил капитан.
Как же ей везет в жизни, просто диву даешься. Замерзла, пережила столько ужаса, сколько в жизни не испытывала, попрощалась с жизнью, едва не потеряла сознание в чужой машине. А теперь, вместо того, чтобы кивнуть, млеет под внимательным взглядом гаишника, не в силах ни ответить на вопрос, ни отвести глаза. И сердце – сначала оборвалось, а теперь стучит как бешеное.
- Может еще кофе? – кашлянув, спросил он, потянувшись за термосом.
Благодаря тому, что он отвел взгляд, Лере удалось выдохнуть и немного прийти в себя.
- Я уже в порядке, правда. – Пробормотала девушка.
Зря он снова бросил на нее недоверчивый взгляд, сердце опять ухнуло куда-то, отозвавшись в груди сладкой болью. Вот как это бывает?!
- Добро. Сидите здесь, я посмотрю, что с машиной.
Он выскользнул на мороз из теплого салона, захлопнув дверцу, и сразу внутри стало пусто и одиноко.
Видела его впереди и некоторое время просто смотрела, как он копается во внутренностях «Опеля» под капотом. Ей стало жарко, печка в «Ниве» работала вовсю. Да и кофе уже не хотелось. Интересно, сколько времени она уже здесь? Хотелось, чтобы он вернулся и снова на нее смотрел, или самой идти к нему, немедленно. Страшно стало от таких сильных и нелепых желаний. Сдерживалась сколько могла, терпела. Потом все же открыла дверцу, сразу ощутив, как холодно снаружи. Выбралась на снег и , сунув руки в карманы, где нащупала холодный фонарик, быстро подошла к капитану, заслужив неодобрительный взгляд:
- Грелись бы!
- Да мне уже жарко, - жалобно ответила Лера, побоявшись, что он опять потребует сесть в машину. - Давайте я посвечу?
Капитан глянул в глаза, в очередной раз переворачивая душу, явно хотел сказать что-то резкое, но передумал, кивнул:
- Ладно, леди… Раз вам так хочется...
Что он делает, в мозгу совершенно не откладывалось, но эти длинные пальцы, эти уверенные движения, эти взгляды на нее – искоса, время от времени, рождали в душе нешуточный пожар. Если бы он только знал, что происходит у нее внутри, то, наверное, сбежал бы, бросив на произвол судьбы. Но разве она виновата, что никогда не испытывала такого за свои неполные тридцать лет. Все стало безразличным, кроме него, кроме этого внимательного умного взгляда, темной челки, падающей на лоб, маленького пореза на подбородке, наверное, от бритвы… Лера даже согрелась от переживаний, во всяком случае, щекам и ушам стало жарко.
А когда капитан весело объявил, что все готово и можно заводить, почувствовала практически физическую боль. Как? Неужели это всё?
- Не смогу, - вспомнила она, с трудом скрыв вспышку радости. – Аккумулятор разрядился.
Наградой ей был еще один долгий взгляд.
- Пустяки, - он словно что-то понял и поспешно отвел глаза. – Это не проблема. Сейчас разберемся.
И бодро потопал к своей «Ниве». Подъехал вплотную, велев ей сесть за руль, поколдовал еще немного. Крикнул, чтоб заводила. «Опель» завелся с пол оборота. Заурчал, как ни в чем не бывало. Лера дернулась, когда захлопнулся капот, означая, что всё – он сейчас уедет.
Так и вышло, запрыгнул в свою машину и рванул вперед. Но тут же припарковался чуть дальше.
Сердце забилось как сумасшедшее, когда он пошел к ней по скрипучему снегу. Выйти бы, чтоб попрощаться. Да неловко как-то. Поспешно опустила стекло до конца, вдавив кнопку на дверце. Но не смогла удержаться. Выскочила наружу. Мысли заметались, сказать бы что-то умное. Почувствовала, как жарко щекам, а теперь еще и шее. Что он подумает про нее?
- Все в порядке, леди? - как-то насмешливо спросил он.
- Почему вы называете меня так? – вырвалось у нее прежде, чем успела подумать.
Он словно споткнулся. Остановился в двух шагах. Закусив губу, оглядел ее с ног до головы:
- А вы похожи на леди. А что? Нельзя?
- Можно… узнать, как вас зовут?
Улыбаться он перестал.
- Алексей, а.. вас?
- Лера, - протянула ему руку. – Спасибо вам, Алексей!
Все чувства вложила в эти слова, но вовсе не те, что он думал.
- Да что вы, в самом деле… Пустяки…
А она плакать была готова от счастья, что он снова смотрит прямо в глаза. И рука у него такая теплая, широкая. А вдруг поймет что-то?!
Но ничего не понял капитан. Покраснел только, заметив, что все еще сжимает в своей её руку. Отпустил. Сказал как-то очень мягко:
- Счастливого пути, Лера. Вы уж осторожней.
Кивнула, не желая отпускать от себя его взгляд:
- До свидания.
- Пока! – Он открыл было рот, чтобы что-то добавить, но как-то смутился, опустил взгляд, ничего не больше сказав. Резко развернувшись, пошел к «Ниве», печатая шаг, впрыгнул в нее и почти тотчас сорвался с места. Умчался в ту сторону, откуда приехал, словно опаздывал куда-то.
И ведь пока шел, даже не оглянулся ни разу!
Лера забралась в уже нагревшийся салон «Опеля», глотая набежавшие слезы. Уехал! А чего она ожидала?! Сердито высморкалась, достав из кармана платок. С каких пор она стала такой плаксой?!
Включила первую передачу и съехала с обочины на дорогу. Испугалась задним умом – а вдруг бы не смогла, ведь именно потому и заглох мотор, что забуксовала в глубоком снегу. Да видно, хорошо утопталось все вокруг с тех пор, как застряла. Или капитан это сделал?
Дальше ехала не спеша, размышляя над превратностями судьбы, не в силах прогнать из памяти проникающий в самую душу взгляд синих внимательных глаз. И губы такие… красивые… Ведь больше, чем уверена, что никогда его больше не встретит. И он, наверняка, так ничего и не понял. А может, понял, потому и умчался прочь так поспешно?
Эх, любовь, что ты с людьми делаешь?!
Даже не заметила, как проехала остальной путь, нигде больше не заплутав. Опомнилась возле родного дома, и долго сидела в работающей машине, задумчиво уставившись в никуда.
В чувство привел отец. Вышел, распахнул створки ворот, постучал в стекло:
- Эй, спящая красавица, выгружайся. Мать тебя ждет. Иди, иди, я сам загоню машину.
- Так там еще вещи, - вяло запротестовала Лера, все же выбираясь на вычищенную от снега дорогу.
- Утром возьмешь. Ну, беги в дом. Мать ужин погрела.
- Папка…
Лера вдруг обняла отца, и заплакала, уткнувшись в шершавое плечо дубленки. А тот похлопал по спине:
- Будет уже. Случилось что?
- Влюбилась я, - всхлипнула, чувствуя себя маленькой девочкой, - Только маме не говори!
- Бывает… Не скажу. Всё, развела мокроту. Марш домой.
Вот так. Бывает, что люди влюбляются. Даже отец, которому почти семьдесят, так думает. А она? Верит ли? Пожалуй, что и нет. Пошутила насчет любви. К слову как-то пришлось. Вырвалось само, очень захотелось выдать желаемое за действительное. «Эх, папа, не верю я в любовь, но не могу признаться в этом вам с мамой, простите!».
Уже взбегая по знакомым ступеням, подумала: «Милый гаишник! Уже, вероятно, и забыл меня? И правильно!»
А в кармане заиграл мобильный. И высветился незнакомый номер, когда достала телефон дрожащей рукой. Кто?
- Девушка, вы сумочку у меня в машине забыли…


C уважением и наилучшими пожеланиями, Оля.
 
Форум » ТВОРЧЕСТВО И ПУТЕШЕСТВИЯ » Авторское творчество » За поворотом (рассказ (мое творчество))
Страница 1 из 11
Поиск:
Последние сообщения на форуме
Посетители дня
Посетители:

В гостях у Белчонки © 2016