Как это было - Форум
Включить музыку | Суббота, 10 Дек 2016, 9.28.00| Главная | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 3123»
Форум » ТВОРЧЕСТВО И ПУТЕШЕСТВИЯ » Авторское творчество » Как это было (коротенькие рассказы из личных воспоминаний)
Как это было
КауриДата: Воскресенье, 22 Апр 2012, 3.05.50 | Сообщение # 1
Сержант
Группа: Проверенные
Город: Всеволожск
На форуме с: 22 Апр 2012
Награды: 0
Сообщений: 27
< >
Статус:
~ Мои награды ~
А я запомню.

Мне 3 года.
Мамина кровать всегда для нас была очень притягательна. Например, на ней было очень удобно прыгать. В этот вечер мы как раз этим и занимались. Я, Машка, Женька и Яшка. Прыгали в свое удовольствие и болтали. Яшка - как самый старший, вдруг заявил:
- А вы знаете, что папа сказал, что дети помнят о себе только с пяти лет, а что было до этого - не помнят.
Меня это очень возмутило.
- Вранье, - говорю, - не может этого быть.
- Ты что - папе не веришь? - Презрительно спросил он.
- Верю. Вы вот все забудете. - Сказала я. - А я - нет.
Все стали смеяться, а я говорю:
- У меня слишком интересная жизнь, чтобы все забыть.
- Вот посмотрим, - говорит Яшка.
Я прыгала у самой стенки - а там - на уровне моего лица, висела красивая небольшая икона под стеклом - Серафима Саровского.
- Хорошо, - говорю я, - вот мне сейчас три года, я стою на маминой кровати и трогаю иконку Серафима Саровского. И я точно запомню этот момент на всю жизнь.
Они продолжали смеяться, а я твердо была уверена, что так и будет.
Прошло больше 30 лет, а я все еще очень ярко помню этот момент.


C уважением и наилучшими пожеланиями, Оля.
 
КауриДата: Воскресенье, 22 Апр 2012, 3.06.16 | Сообщение # 2
Сержант
Группа: Проверенные
Город: Всеволожск
На форуме с: 22 Апр 2012
Награды: 0
Сообщений: 27
< >
Статус:
~ Мои награды ~
Чара.

Коротенькая история про собаку. Просто запомнилась ярко и на всю жизнь.

В нашей семье - собаки появлялись периодически и жили подолгу - во дворе.
Дом у нас был частный, двухэтажный с большим двором - передним и задним, не знаю - как назвать по-другому. Передний - с калиткой и воротами - на нем было много деревьев и совсем мало травы и кустов, там же находились качели, стол, за которым все собирались, турник, кольцо для мяча, и огромная песочница. Там и проходила - особенно летом - наша основная жизнь. И на этот двор выходила терраса дома, огромная, застекленная, которая шла вдоль всего дома и где летом у нас была летняя столовая, а зимой что-то типа склада одежды и прочего барахла. Задний двор весь утопал в зелени и по размерам не уступал переднему, там у нас были огороды, множество разнообразных ягодных кустов, яблони, сарай, и самое главное - за забором - соседские сады - куда мы лазили воровать яблоки (как будто своих не хватало) - но это уже другая история.
Так вот - однажды я стояла на террасе и грустно смотрела во двор где около стола собрались мои братья-сестры и мама. Я очень хотела к ним - но никак не могла решиться пойти. А дело было в том, что между домом и столиком ходила на свободе наша большущая собака Чара, которую я почему то опасалась.
Мама периодически махала мне рукой и звала "Олечка, иди к нам, чего ты там стоишь?"
Ну не могла я ей объяснить - чего стою, потому что боялась, что все надо мной начнут смеяться, а я этого очень не любила. Надо добавить - что было мне тогда года три, максимум четыре. А так как было лето то наверное и то и другое - верно. День рождения все таки в июле.
И вот, не смогла я больше ждать, пока кто-нибудь догадается и отнесет меня к маме на руках (например папа, который играл в настольный тенис с дядей Ваней) и я решилась-таки сделать хитрый ход - выйти с крыльца и во весь дух пробежать к маме, авось Чара меня не успеет догнать.
Так и сделала. Вышла на крыльцо, кое-как спустилась по большущим ступенькам - настроилась, выглядывая - где там Чара бродит и увидела ее. Она как раз уже прошла крыльцо, направляясь на задний двор. И меня, кажется, не заметила. Я глубоко вздохнула и изо всех сил бросилась бежать к маме. Расстояние было не таким уж и большим - всего то метров двадцать, но мне казалось, что бегу я целую вечность. Когда до мамы оставалось уже совсем немного, а она уже протягивала ко мне руки и улыбалась, я вдруг поняла - что надо мной что-то есть и на бегу посмотрела вверх. Каково же было мое изумление, когда я поняла, что это голова Чары. Она оказывается бежала за моей спиной и с любопытством смотрела на меня сверху вниз. Так я и бежала оставшиеся метры, задрав голову, пока мамины руки не подхватили меня, отрывая от земли.
- Чего ты ее боишься? - спросила мама, смеясь, - Чара добрая и любит детей.
- А я не боюсь, - ссказала я. Стоя прямо на столе и глядя на довольную Чару я теперь чувствовала себя довольно храброй, - а чего она надо мной бежала тогда?
- Она тебя охраняла, - сказала мама, - потому что ты маленькая и очень ей нравишься.
- Правда? - удивилась я.
Поверить не могла, что я нравлюсь нашей огромной Чаре. А она все сидела рядом со столом и высунув язык, смотрела на меня. И я поняла, что мама права - я ей и правда нравлюсь. Это было так здорово!

Это было единственное, что я помнила о Чаре. Куда она делась - не помню, но знаю, что я ее все-таки любила и позже много расспрашивала о ней маму, но она не могла ничего особенного рассказать об этой собаке, кроме того, что Чара жила у нас много лет - еще до моего рождения, а когда пришло ее время умирать - от старости - она ушла в лес и там умерла(( Собак я всегда любила, но к Чаре почему-то испытывала всегда особенную любовь и сожаление, что она не подождала, пока я повзрослею.


C уважением и наилучшими пожеланиями, Оля.
 
КауриДата: Воскресенье, 22 Апр 2012, 3.06.42 | Сообщение # 3
Сержант
Группа: Проверенные
Город: Всеволожск
На форуме с: 22 Апр 2012
Награды: 0
Сообщений: 27
< >
Статус:
~ Мои награды ~
За молоком.

Мне 6 лет, только исполнилось.

Каждый день кого-нибудь из детей мама посылала в магазин за молоком. Не то, чтобы это был магазин, небольшой молочный ларек возле рынка. Обычно ходил кто-нибудь из старших, Илюшка, Яша или Жека. Я была еще мала для такого ответственного поручения, но мне это очень не нравилось. К маме я стала приставать осторожно, убеждая, что мне уже шесть лет, я намного старше Машки, которой только четыре с половиной - а вон ведь Машке многое доверяют.
- Что, например? - Удивилась мама.
- Как что? - Отвечаю я. - Она курицу сама разделывает.
Незадолго до этого так и было - захожу я на кухню - а Машка, засучив рукава, в маленьком фартучке, стоит с ножом у табуретки, на которой лежит сырая курица и как раз начинает ее разделывать. Тогда курицы продавались непотрошеными. Я стала с интересом наблюдать, а Машка, видя это, начала мне рассказывать с видом профессионала. Ловко отрубила лапки и голову, бросила их в раковину, потом, к моему ужасу, воткнула нож в живот куры и говорит:
- Смотри, главное не пропороть желчный пузырь - он где-то здесь, - она показала пальцем, - если порежешь случайно - то все, вся курица будет горькой.
Она ловко распорола живот куре, достала желчный пузырь, показала мне, как он выглядит - и выбросила в помойку со словами, - его даже кошке нельзя - горький.
Я покивала с умным видом, для меня приготовление пищи было темным лесом - ничего не умела.
- А теперь, - говорит Машка, - все просто, разделываешь и все.
Я хоть и внимательно смотрела, но так и не поняла, почему она считает, что остальное просто.
Когда я маме напомнила про это, она сказала:
- Ну Машу я учила, она же не сразу стала сама разделывать куру.
- А я тоже поучусь, - настаивала я, - я не одна пойду за молоком - я с Жекой.
Женька, который крутился рядом, сразу сказал, что я еще маленькая. Я ему показала из-за мамы кулак, и продолжила упрашивать маму самым ласковым голосом.
- Ох, Ольгушка, - вздохнула мама, - ты понимаешь, что каждый из детей в первый раз молоко разливал. Яша вон, не отходя от магазина, уронил бидон и разлил. Жень около станции споткнулся и тоже разлил.
- А Илюха? - Спрашиваю с надеждой. Все таки он самый старший.
- А Илюшенька, - лукаво улыбнулась мама, - до калитки донес, и пока открывал калитку, выронил бидон.
Я очень удивилась такому невезению и твердо заявила, что уж я - ни за что не разолью.
Мама задумчиво смотрела на меня минутку, потом говорит:
- Ну ладно, возьмешь маленький бидончик. Только будешь Жеку слушаться с одного слова, и если разольешь - не плакать.
- Не буду я плакать, - говорю, - и разливать не собираюсь.
Мама головой покачала и велела Жеке взять на холодильнике деньги, четырехлитровый бидон и литровый для меня.
- За Олю отвечаешь головой, - предупредила мама, когда мы были готовы.
- Ага, - сказал Женька и взял меня за руку. - Пошли. Помни, что ты должна меня слушаться, а то больше не возьму.
Я спокойно с этим согласилась, потому что очень уж радовалась, что мне доверили такое важное дело. Всю дорогу до магазина Женька развлекал меня разными историями, попутно рассказав несколько важных моментов, что мне нужно сделать, чтобы молоко не разлить.
- Вот увидишь, - сказал он, - если будешь делать, как я говорю, тогда не разольешь.
У ларька стояла небольшая очередь. Когда подошла наша, Женька вручил мне деньги и говорит:
- Громко скажи - четыре литра и еще один.
Я удивленно на него посмотрела, не могла поверить, что он мне он заплатить самой разрешил, а он усмехнулся:
- Давай-давай, ждут же, плати уже.
Я послушно бросилась к окошечку, но даже на цыпочках едва дотянулась, чтобы деньги отдать и прокричала:
- Мне четыре литра и еще один.
Продавщица удивленно высунулась из окошка и глянула на меня сверху вниз:
- Кроха, - сказала она, - куда тебе столько? Ты же не унесешь!
- Я не одна, я с братом. - Сказала я и гордо добавила, - ему уже семь лет!
Она окинула его взглядом и кивнула:
- Ну тогда, конечно. Давайте бидоны.
Бидоны Жека забрал сам.
- Тяжело? - Спросил он, как только вручил мне мой маленький узенький бидончик.
Я посмотрела на его огромный, который Жека с легкостью держал в руке и помотала головой:
- Нее.
- Ну, пойдем, тогда. Не спеши. Смотри под ноги.
Мы не торопясь шли по Всеволожскому проспекту и каждые двадцать шагов, Женька заставлял меня останавливаться, ставить на землю бидон, и, немножко отдохнув брать его в другую руку.
Когда шли вдоль станции, остановок было еще больше. Я была в восхищении, что Женька сам ни разу бидон на землю не поставил. Думала, что я вот также смогу не скоро. Мне и мой маленький казался тяжелым.
Перешли через рельсы напротив дома, Женька и здесь заставил меня отдохнуть и до рельсов и после.
К калитке прикоснуться не разрешил, сам открыл и подождал, пока я пройду.
И вот мы во дворе. Я готова была плясать от счастья. Я прошла уже дальше чем Илюшка, а не разлила. А самое главное - у крыльца дома стояли мама папа и дядька наш, папин младший брат, и все смотрели, как я несу молоко.
Женька не позволил мне идти сразу к дому. По дороге была еще беседка и он велел мне поставить бидон на ступеньку беседки. Я с нетерпением смотрела на Женьку, ожидая пока разрешит идти дальше. Даже говорить не могла. Просто не верилось, что я смогла с первого раза сделать то, что не удалось моим братьям.
- Бери уж, - сказал мне братец.
Я подхватила бидончик и зашагала прямо к маме с папой.
- Я не разлила, - крикнула я маме, когда оставалось всего пять шагов до крыльца.
В тот же миг я споткнулась и упала на землю плашмя, бидончик вылетел из руки, и молоко хлынуло прямо под ноги папе.
Я лежала на земле и плакала. Рядом охал Жека. А я даже голову от горя поднять не могла. Внезапно что-то оторвала меня от земли. Это папа подхватил меня на руки и подбросил высоко-высоко, аж дух захватило.
- Смотри, Лапушка, - сказал папа, поставив меня на землю, - Олечка у нас новый рекорд поставила, не то, что мальчишки. Умница. - Он погладил меня по голове. - А теперь беги, покрутись на турнике, хочу посмотреть, как у тебя получается.

Грустно это вспоминать было. До сих пор оказывается обидно((((


C уважением и наилучшими пожеланиями, Оля.
 
КауриДата: Воскресенье, 22 Апр 2012, 3.07.13 | Сообщение # 4
Сержант
Группа: Проверенные
Город: Всеволожск
На форуме с: 22 Апр 2012
Награды: 0
Сообщений: 27
< >
Статус:
~ Мои награды ~
Спички детям – не игрушка.

Мне еще нет 5-ти лет, начало лета...

Эту историю рассказывать труднее других, потому, наверное, что это был единственный раз, когда я изведала родительского ремня. А надо сказать, ни до этого случая, ни после, девочек в нашей семье ремнем не наказывали, в отличие от мальчишек, которые заслуженно получали такое наказание с удивительным постоянством.
Началось все с того, что за завтраком я уронила под стол свою ложку. Шумно было. Мама раздавала нам еду, в своем самом красивом платье, которое мне на ней очень нравилось, и весело напевала свою утреннюю песенку:
"Встану рано поутру, поутру,
Все я в доме приберу, приберу.
Я полы подмету, вымою посуду,
И воды принести я не позабуду..."
Изредка только прерывалась, чтобы напомнить нам: "Когда я ем, я глух и нем!" Это она говорила так ласково, что шум нашей ребятни затихал только на несколько секунд. Каждому находилось, что рассказать. Я сосредоточено ела свою порцию гречи с молоком, когда ложка выпала и со звоном упала на пол. Я отодвинула клеенку, чтобы заглянуть, далеко ли она. Ведь если далеко, проще было попросить маму дать мне новую. Я уже почти открыла рот, чтобы так и поступить, как вдруг увидела под столом то, что разом заставило меня забыть обо всем, включая свою любимую кашу. Прямо под центром стола на полу лежал большой коробок спичек. Хозяйственный, открывающийся сверху. Слегка примятый, видно кто-то на него успел наступить. Несколько спиченок вывались из коробки, и валялись рядом. Я не стала его поднимать, сползла со скамейки на пол, огляделась вокруг, не подглядывает ли кто, но увидела только многочисленный ноги. Подобрав ложку, я незаметно затолкала коробок под скамью - туда, где было мое место.
Остаток завтрака я сидела как на иголках. Мне не терпелось, чтобы все поели и побежали играть на улицу, оставив меня наедине со своим сокровищем.
Наконец все поели, мама начала собирать посуду, а я делала вид, что никак не могу насытиться второй добавкой каши с молоком.
- Ольгушка, - сказала мама, - ты чего так долго? Давай уже - беги погуляй, на качелях покатайся.
Я промямлила в ответ что-то невразумительное, с трудом дождалась, пока мама, напевая уже какую-то другую песню, отправится в кухню. Быстро нырнув под стол, я схватила вожделенный коробок, сунула его под рубашку и, быстро пробежав по коридору, оказалось на улице. С крыльца мы нормально не спускались - прыгали с разгону, летом-то все двери нараспашку, но в этот раз, я побоялась выронить или рассыпать коробок, поэтому спустилась аккуратно по ступенькам.
Убедившись, что все мальчишки играют на песочнице, куда на прошлой недели завезли целый грузовик песка, я с независимым и как можно более небрежным видом проследовала к нашей горке. Горку эту построили на заказ еще осенью, папа нанял каких-то трех мужиков, искавших работу. Сделали ее здорово. Она была деревянная, очень высокая и широкая. На верхнюю площадку вело множество ступенек с перильцами, стоя на ней можно было видеть соседние дворы. Нижние сучья сосны росшей почти рядом, как раз были чуть ниже перил, что не раз помогало карабкаться на это дерево. А внизу, под площадкой, был устроен домик, с окнами и даже дверью. Туда-то я и поспешила. Конечно я прекрасно понимала, что совершаю преступление, но желание увидеть, как горят спички, превысило даже страх перед наказанием.
Усевшись прямо на земляной пол в этом домике - я положила перед собой коробку и стала зажигать одну спичку за другой, мучительно вспоминая, как это делала мама. Спички зажигаться не хотели, ломались, пока я от злости не чиркнула по широкому боку коробка особенно резко... И она загорелась. Я заворожено смотрела на язычок пламени, не в силах отвезти глаз. Он медленно полз по спичке, колеблясь от ветра, задуваемого в многочисленные щели. А потом угас. Сколько я спичек истратила, пока научилась зажигать одним движением, точно не знаю, но коробок изрядно опустел. Видно прошло много времени, потому что не успела выйти из-под горки, как мама стала звать всех домой, обедать. Умудрившись всех опередить, я вбежала домой первая и успела спрятать коробок под широким порогом нашей с Машкой комнаты.
На этот раз я ела быстро, мне очень хотелось поделиться с Машкой своим новым умением.
Однако после обеда гулять нас не отпустили. Пришел папа и сказал всем идти по комнатам на Тихий Час и спать. И если он увидит кого-нибудь в коридоре или услышит хоть один звук, то вместо кровати будем стоять два часа в углу.
Мне было очень грустно, что такое важное дело откладывается. И когда мы с Машкой улеглись на свой широкий диван - валетом, никак не могла уснуть. Наконец я не выдержала села на кровати и говорю:
- Спишь?
- Нее, - Машка тут же открыла глаза и поднялась, с любопытством на меня уставившись своими круглыми глазами. Спросила шепотом: - Чего?
- Хочешь, - говорю, - покажу тебе одну штуку?
- Хочу! А какую?
- Щас! - Сказала я, спрыгнула с кровати и на цыпочках подошла к двери. Открыв ее, постояла, прислушиваясь. Никого.
Быстро нагнувшись, я выхватила из-под порога коробок со спичками, плотно прикрыла дверь, и бегом вернулась на нашу кровать.
- Спички!? - То ли с ужасом, то ли с восторгом произнесла Машка.
- Ага, - Я вытащила одну и спрашиваю: - Показать, как она горит?
- Не надо, - Машка с опаской покосилась на дверь, - папа ругаться будет.
- Не будет, - сказала я, - да откуда он узнает?! Я только одну штучку!
- Может, не надо, - опять начала она просительным голосом.
Отсутствие у нее всякого энтузиазма меня немного сердило:
- Да что тут такого, - говорю, - я уже под горкой сто штук зажгла и ничего!
Она глубоко вздохнула и говорит:
- Ну ладно!
Я обрадовалась и чиркнула спичкой. Так хотелось показать, как я наловчилась, и очень обрадовалась, когда спичка зажглась с первого раза.
- Ооо! - восхитилась Машка, - Туши, туши скорее!
- Счас, - говорю, - еще чуть-чуть!
Мы обе с восторгом наблюдали, как горит эта спичка ровным красивым огоньком. В комнате-то щелей не было, и она не гасла. Когда я совсем уже собралась ее потушить, огонь обжег мне пальцы, и я вскрикнув выронила спичку, которая тут же провалилась в щель - между стеной и кроватью.
- Ой, - говорю, - вдруг не потухла!
Мы стали вглядываться в щель, но ничего не было видно, пока оттуда не показалась тоненькая струйка дыма.
- Смотри, смотри, - заволновалась Машка, - дым.
- Вижу, - говорю я, - сиди тут - я быстро.
- Ты куда? - Запаниковала она.
- За шваброй! - Рявкнула я и бросилась на кухню.
На кухне мама мыла посуду. Увидев как я ищу чего-то в углу, она удивилась:
- Ты чего не спишь? А ну марш в кровать! Вот папка увидит...
- Подмести надо! - Выпалила я.
- А-а, ну веник возьми, раз так надо, - сказала мама, снова отвернувшись к раковине.
Швабры не было видно, пришлось хватать этот веник и бежать в комнату.
Машка уже сидела на самом кончике кровати, а из моего угла вовсю валил дым.
- Горит, кажется, - сообщила она страшным шепотом.
Я бросилась к кровати и, опустившись на колени, пыталась веником дотянуться до спички и как-то ее потушить. Однако сильно мешали вещи. В последнюю уборку мы с Машкой смухлевали - и всю одежду с пола просто запихали под кровать. Еще она еле там поместилась. Так что добраться до угла казалось делом безнадежным.
Я устало села на пол и говорю:
- Нее, не получается! Я за водой.
Я бросилась на кухню, не выпуская из рук веника.
- Мама, воды дай, - говорю, - Машка пить хочет!
- Ох, неугомонные, - вздохнула мама, но налив полкружки воды, протянула ее мне.
- Ей полную надо, - в отчаянии говорю я.
- Не надо много пить перед сном. - Возразила мама. - А ну веник поставь и быстро спать!
Я поставила веник, побежала в комнату. Все было уже в дымке легкой, Машка покашливала.
- Дай мне глоточек, - просит.
- Ты что! - я бросилась к источнику дыма, выплеснула воду в щель, но дым, казалось, только сильнее повалил.
Тут по лестнице послышался топот и выглянув в коридор, мы увидели Жеку и Яшку.
- Идите к нам наверх, - сказал встревоженный Жека,- у вас тут дым какой-то.
- Нет, - сказала я воинственно, - уходите к себе.
Яшка был хоть и не такой расторопный, как Женька, но все же старше нас, он умудрился проскользнуть мимо меня, и я сразу поняла его намерение пожаловаться. Успела ухватить за рубашку, а он как закричит:
- Мама, мама!
Мама прибежала тут же. Отодвинула нас с Машкой с порога комнаты и заглянула внутрь.
- Жека! - Сказала она спокойно. - Бегом за папой! Он в комнате над черной лестницей. Скажи, что у нас пожар.
"Пожар! - ужаснулась я. - Что теперь будет!"
Машка топталась рядом и тихонько хныкала.
Папа оказался рядом через минуту.
- Жека, Яха, быстро по ведру воды сюда из ванны. Лапка, уведи детей! - Быстро скомандовал он. Сам же бросился в комнату. Когда он туда вошел, дым уже застилал комнату пеленой, а из того угла, в котором упала спичка, рванулось вверх высокое пламя.

Дальше мы уже не видели. Нас с Машкой мама увела в свою комнату и, заставив выпить по стакану молока, уложила в свою кровать.
Не знаю уж почему, но мы с ней обе уснули почти сразу.
Когда мы проснулись, Женька рассказал мне, что было дальше. Кровать, которая уже тлела, и которую папа и трое его братьев с трудом внесли в нашу дальнюю комнату неделю назад, потратив на это почти полчаса, папа схватил один и за одну минуту вынес ее из дома, выкинув с крыльца. Потом мы видели ее обгорелые останки.
Угол комнаты, к счастью был обит большим куском железа и все равно, мама, Жека и Яшка не по одному ведру воды принесли, пока его удалось потушить. Женька говорил, что пламя было огромным, и чуть не загорелся потолок.

Весь вечер я ждала, что же с нами будет. Я уже прекрасно понимала, ловя на себе сочувственные взгляды братьев, что ничего хорошего меня не ждет. Ужин однако прошел спокойно, после мы отправились играть в мамину комнату, и тут мама позвала нас с Машкой в столовую.

Прямо в столовой стоял большой разложенный гостевой диван, застеленный белоснежным бельем.
Рядом с диваном стоял папа с ремнем в руках, а позади нас толпились все братья и сестры.
- Выбирайте, - сказал папа суровым, но очень спокойным голосом, - либо я вас выпорю и будете спать в этой кровати, либо всю ночь простоите в углу.
Я покосилась в угол, подумав, что не так это и трудно. Сколько раз я там стояла и ничего, только Машку было жалко, она то в углу никогда не стояла.
Но мама мягко ответила за нас:
- Конечно, выпороть.
- Хорошо, - сказал папа, - кого первого?
И тут я сделала вещь, о которой до сих пор совестно вспоминать. Я подтолкнула Машку вперед и даже сказала:
- Машу!
А ведь она даже не была виновата.
Впрочем, на Машке были одеты толстые лыжные штаны, и я еще удивилась, почему она не в юбке. Наверное, мама одевала ее. Да и бил папа для виду - раза три всего, но ревела Машка очень горько. Парней то порол совсем по-другому.
Как он порол меня - я не помню - смешно, но именно это совершенно стерлось из моей памяти. Возможно, я тоже плакала, хотя сомнительно.
Поздно вечером укрываясь пуховым одеялом в белоснежном пододеяльнике, Машка мне негромко сказала:
- Смотри, зато мы спим в столовой на этом классном диване! Помнишь ты хотела, а мама не разрешила?
- Точка! - Говорю я.
Это у нас с ней такая фишка была - говорить "точка" вместо "точно".
Так и жили мы в столовой - целую неделю, чему вовсю завидовали наши братья. Спать на этом диване было заветной мечтой каждого, но разрешали только тем, кто заболевал.
А неделю спустя папа доделал великолепную двухярусную кровать. В ногах была лестница ведущая на второй ярус - настоящая лестница - с широкими ступенями, с площадкой посередине, на которой лестница делала поворот и вела прямиком к моей верхней койке.
Машка немножко расстраивалась, что ей досталась нижняя кровать и она долезала со мной до площадки и падала с нее к себе в кровать. Это я ей подсказала, чтобы ее подбодрить.
И хоть Машка была наказана вместе со мной, все наши, вспоминая эту историю, говорили:
- А когда Ольга подожгла дом...

Я не обижалась, считала, что Машка-то совсем не виновата была. Когда папа, спустя пару недель, учил нас всех разжигать во дворе костер и пользоваться спичками, Машка участвовать в этом отказалась. Только смотрела и слушала)))


C уважением и наилучшими пожеланиями, Оля.
 
КауриДата: Воскресенье, 22 Апр 2012, 3.07.44 | Сообщение # 5
Сержант
Группа: Проверенные
Город: Всеволожск
На форуме с: 22 Апр 2012
Награды: 0
Сообщений: 27
< >
Статус:
~ Мои награды ~
Покатались…

Случилось это довольно давно, хоть и не в детстве. Было нам лет по двадцать. Любили мы с подружкой Танечкой куда-нибудь съездить, прогуляться. Просто пройтись или с какими-то препятствиями. То на коньках едем в парк кататься, то на роликах, то на каруселях... Инициатором всегда возникала подруга, а я шла на поводу, потому что умела эта маленькая худенькая особка по-настоящему увлечь буквально двумя словами.

В тот день мы наметили поехать покататься на лошадях. Ну давняя мыслишка. Я конечно загорелась. Потомучто, хоть и сидела в седле один раз в жизни, но думала о себе почему-то, как о профи. Почему? Не знаю. Вот не задумывалась особо и все тут.

А Танечка наоборот - она-то верховой езде училась немало, хотя в итоге у нее открылась сильная аллергия на животных. Если вы думаете, что ее аллергия как-то останавливала, значит вы просто не представляете упрямство этой особки.

Всю дорогу к конюшням - а ехали мы на электричке, Танечка рассказывала мне о своих приключениях с лошадьми. Рассказывала интересно - в эдакой своей странной манере - неторопливой - в красках - делая круглые удивленные глаза в нужных моментах и настолько серьезно все, что я часто просто умирала от смеха. Все что я вынесла из этих рассказов - это как она мечтает прокатиться галопом и как падала с лошадей раз за разом - иногда без всяких видимых причин. Я просто как-то не задумывалась о таком аспекте и в Пушкин приехала уже с соответствующими опасениями.

Огромные великолепные конюшни Пушкина встретили нас тишиной. Еле разыскали какого-то работника:
- А нет лошадей! - пробормотал он. - Всех увезли - на соревнование.
- Что - прямо ни одной? - упорствовала Птичка (Такое прозвище у Танечки) Уж не знаю, с чегой-то она? Неужто без меня собиралась кататься???
- Нет, я же сказал!
- А где есть? - не отставала подруженция.
- Ну откуда я знаю?
- И все-таки? - я уже на Птичку поражалась, надо же, какая смелая!
- Ну в Мариенбург съездите, там тоже школа..., - нехотя признался работник. И тут же спохватился: - Но там хуже! У нас видали, какие высокие красавцы? А вот там... там... да там просто клячи и тяжеловозы!

Нечего сказать, очень приятное напутствие! Однако мы не расстраивались, мало ли, что скажут про конкурентов. Главное цена за прокат лошади в час - там была такая же. Двадцать рублей. Помню, что это приличные деньги тогда были. Или это скорее было двести тысяч? Вобщем, надо у Птички уточнить.

Мариенбург находился совсем недалеко - пара остановок на той же электричке вглубь области, и минут двадцать хотьбы до школы верховой езды.
Мы шли от станции, с удовольствием вдыхая деревенский воздух и лениво болтая. Все-таки, как мало от Пушкина, а местность совершенно другая.
Танечка откуда-то уже и эту дорогу знала - через маленькую речку по мостику и еще метров триста по дороге. Песчаная дорога больше напоминала тропку, но мостик был, речка тоже, а вскоре мы вышли к низкому длинному строению, перед которым было огорожено довольно значительное пространство:
- Для выездки, - пояснила Птичка.
- Смотри, здесь нет никого тоже, - говорю я. - Может ну ее, эту верховую езду?
- Еще чего! Сейчас найдем! - Упрямо и весело возражает подружка.

Мы вошли в калитку, пересекли площадку и вошли в низкое здание.
Это оказались конюшни, а в середине - что-то типа конторы. Там мы сразу столкнулись с невысокой спортивного вида решительной женщиной, которая оглядела нас с ног до головы с большим сомнением.
- А зачем это вам? - Вполне резонно спросила она.
Танечка как воды в рот набрала. Молчит.
- Покататься хотим, - громко и уверенно говорю я. Надо ведь кому-то это сказать.
- Аааа. А вы умеете?
Опять жду ответа Танечки, она же профи!!! Молчит. Вот елки!
- Конечно умеем! - говорю, а про себя думаю, что Танечка-то точно умеет, так что особого вранья я не сказала.
- Да? - удивилась женщина.
- Ага, - говорю.
- Ну хорошо, - она решительно направилась в глубь помещения, - есть у меня один жеребец, которому как раз нужно прогуляться. Застоялся. Только эта... Вы там осторожней. Он недавно вкус к кобылам почувствовал... ну, вы понимаете... Так вот. Горячий парень. Если кобылу увидете, вы главное его к ней близко не подпускайте. Все понятно?
Немного обалдев от такого, киваю. Птичка по-прежнему молчит. Только глаза большие-большие.
Женщина глянула на наши ноги:
- Только эта... раз не в сопагах, в стремя ноги не вставлять! Сломаете! Мне таких проблем не надо!
- Хорошо, - бормочем мы.
Она вдруг остановилась.
- Или вот что, есть у меня смирная кобылка еще, но она уже в возрасте, да и устала уже - наездилась за утро...
А я почему-то после слов того мужика очень боялась, что нам дадут каких-нибудь кляч, но сейчас промолчала, а Птичка, наконец, говорит:
- Нет-нет - нам жеребца!
- Вот и славно, - обрадовалась женщина, - а то застоялся, бедняга.

Мне уже было страшновато. А как увидели в полутьме этого огромного жеребца, раздувающего ноздри, косящего на нас огромным влажным глазом, так и вовсе не по себе стало.
Женщина ласково с ним заговорила, зашла в стойло, стала его седлать.
- А деньги? - спохватилась я.
- Потом-потом, - отмахнулась она.
Вывела она этого чудо-жеребца, застоявшегося в стойле, во двор. Мы плелись следом. О том, что нам хотелось бы двух лошадей, чтобы кататься вместе, я уж помалкивала.
- Ну, - остановилась хозяйка, - кто первый?

На свету я еще лучше разглядела высоченную лошадку и мне стало совсем худо. "Зачем? - обреченно думала я." Очень отчетливо поняла выражение - "провалиться сквозь землю". И так захотелось это сделать. Просто жутко!
Потому, ничтоже сумняшись, толкаю вперед Танечку, которая всю дорогу бредила галопом. Птичка попыталась за меня спрятаться, но не удалось.
- Ну давай же! - Скомандовала женщина.
Она ей помогла вскорабкаться на эту верхотуру и велела ездить по двору - по кругу. Двор был огромный. Посередине ровно - лежало несколько бетонных блоков. Вот вокруг них и надо было ездить. О чем я задумалась, не помню, но очнулась от какого-то шума. Это жеребец с Птичкой снова приблизился к месту посадки и Танечка с возгласом: "Я сейчас упаду" - просто скатилась вниз, но как-то так ловко, что в итоге оказалась сидящей на земле.
Женщина неодобрительно покачала головой, и не дожидаясь поднимающуюся на ноги Танечку, повела жеребца ко мне.
- Теперь вы, - говорит.
- Что? - не поверила я своим ушам. Просто не могла поверить, что жеребца, который только что в легкую сбросил мою подружку, так спокойно подводят ко мне, полной дилетантке.
- Не бойся, - слабым голосом подбодрила меня Птичка. По моему, она была слегка не в себе.

Стараясь ни о чем не думать, я каким-то образом оказалась на верху. То есть верхом на этом самом жеребце. Ну и высота! Никогда не думала что это настолько высоко! Ноги болтаются, так как при попытке сунуть их в стремена, женщина грозно крикнула чтоб я не смела. От дыхания и шевеление жеребца все ходит ходуном под седлом. И так это все ненадежно, что диву даешься. Как на них вообще можно ездить?
- Ну, пошел! - и хозяйка звонко шлепнула коня по крупу.

Честно признаюсь, к своему стыду, боялась я страшно. Все время. Я даже не сразу заметила, что эдак тихонечко, не останавливаясь, бормочу:
- Я сейчас упаду! Я сейчас упаду! Я сейчас упаду!...
Осознала, но прекратить бормотать было не в моих силах.
- Давайте, рысью! - крикнула хозяйка.
Я офигела, управлять-то едва научилась (спасибо Птичке - рассказала в дороге), а откуда мне знать, как рысью-то ехать. И потом - мне шагом-то страшно!
- Ногами по бокам хлопните! - Приказывает дама.
Ну, делать нечего - хлопнула. Этот дом весь живой, на котором я ехала, не отреагировал.
- Сильнее! - Зычно командует тренер.
Боже мой! Ну ладно! Я со всей силой бью по бокам ногами, и вдруг жеребец чуть не взвиваясь на дыбы - делает прыжок и начинает бежать быстрее. Еле выжила. Продолжаю свое бормотание, и с облегчением слышу зычное:
- Хорошо, хорошо, так держать.
Не, я так и не смогла привыкнуть в тот раз к жеребцу. Боялась. Хоть и проехала несколько кругов, периодически сбиваясь на шаг. А когда для какой-то девочки уже другие конюхи вывели кобылку и она оказалась от нас недалеко, жеребец вдруг вытянул вверх морду на огромной мускулистой шее и оглушительно заржал. Это было жутко.
- Больше не хочу! - крикнула я.

Женщина бросилась ко мне, ловко ухватила жеребца и повела к бетонным блокам посреди двора. Там я с трудом сползла с огромного бока скакуна.
Села прямо тут же, на эти нагретые солнцем белые блоки, приходя в себя и как никогда ощущая себя маленькой и несчастной.
С каким-то равнодушным удивлением увидела, как взбодрившаяся Птичка опять залезает на жеребца. Во дает! Он же ее сбросил!
Она мне помахала, мол - все путем.
Я вяло наблюдала, как она кружит довольно бойко вокруг меня и, проезжая мимо, бормочет:
- Хочу галопом!
- Ты что, не надо, - пыталась я ее увещевать.

- А можно галопом?! - вдруг громко спросила Танечка ту женщину.
- Нет, нельзя, незачем, - тут же отреагировала хозяйка. - Только рысью! И держитесь подальше от кобылы!
А надо сказать, жеребец все ближе и ближе подбирался к этой кобыле, переодически вскидывая голову и издавая зычное ржание.
В итоге, кобылу увели на задний двор, куда-то - за здание конюшни.
И тут слышу негромкий вскрик Птички.
Оглядываюсь и вижу такую картину:
Жеребец в очередной раз вскинул голову, чуть ли не на дыбы вставая, а потом рванул вперед, и со скорость ветра умчался куда-то за здание конюшни с моей маленькой птичкой на спине.
Я даже не знала что мне думать, так как это было уже выше моей способности переживать, и мысленно я попрощалась уже со своей лучшей подружкой.
За зданием слышались какие-то возмущенные крики, а потом звонкий голос Танечки:
- Это не я! Это он сам!

Вскоре она появилась одна - со своим рюкзачком, в сопровождении очень деловой хозяйки.
Я бросилась к Танечке. Она на удивление была бодра и весела.
- Ой! - оборачиваюсь к хозяйке, несмотря на желание немедленно отсюда валить, - Сколько мы вам должны?
- За что? - презрительно спрашивает она.
- За катание, - нерешительно отвечаю.
- Нисколько! И это - не катание.
Круто развернувшись, она отправилась к конюшне.

Ох, какую свободу я ощущала, когда мы шли обратно к станции. Слушала, как рассказывает Танечка с тайным удовольствием о своем великолепном галопе и радовалась жизни.
У мостика и речки мы задержались. Аллергия Птички проявилась вовсю и она долго промывала глаза холодной водой. Это оказался самый чудесный финал. Я сидела на бережку, жевала травинку и слушала щебет своей птички... жизнь налаживалась!.


C уважением и наилучшими пожеланиями, Оля.
 
Форум » ТВОРЧЕСТВО И ПУТЕШЕСТВИЯ » Авторское творчество » Как это было (коротенькие рассказы из личных воспоминаний)
Страница 1 из 3123»
Поиск:
Последние сообщения на форуме
Посетители дня
Посетители:

В гостях у Белчонки © 2016